ГалереяАртклуб
Живопись
Татьяна Вишнякова ➝ Альбом «МАСЛО» ➝ Николай II и цесаревич Поделиться:

Татьяна Вишнякова

(Тверь/Обнинск)
Регистрация:
08/11/2016


← связь

Альбомы автора

Николай II и цесаревич



444
Живопись
3124×4192 px, 1.5 Mb, 19/11/2016
Татьяна Вишнякова - МАСЛО - Николай II и цесаревич

2014 год
Холст,масло
Размер: 30х40

Прошу прощения за качество. Работа была подарена, осталось лишь такое изображение.

КОММЕНТАРИИ: 21  

119.11.2016realist

Наследование управления страной по наследству - это чудовищно. Может где-то там, в глухих деревнях, в убогих коморках без тепла, света, перины и хлеба затерялся в безызвестности реально талантливый, смышлёный ребёнок, который мог бы стать справедливым руководителем государства. "Обожествлять" нужно по делам, а не по социальному статусу, передающемуся по наследству, особенно если вспомнить, как во всём мире происходило становления самодержавия с опорой на дружины - аналоги нынешних военизированных наёмных (банд)формирований, в руках которых оружие, а значит - "право" решать, кому быть царём.


219.11.2016realist

Ещё и орден у сосунка... ноу коммент.


319.11.2016t-vish

Это очень мило, что вас так задевают вопросы престолонаследия. Но тут немного не то место,


419.11.2016ge_sh

Обожествлять можно кого угодно Андрей.
Николай II как государственный деятель, слабый и не решительный. Не смог модернизировать армию и флот, раздавить пятую колонну и зарвавшуюся буржуазию, почистить и ограничить своё окружение от предателей интересов государства и их влияния.
Раскол общества был вовсе не по классам, а гораздо глубже. Вот этот уровень и надо понять, это какая то ментальность и судя по всему вредная едкая и долгоиграющая, но она сломала всю страну на много частей.
"Запустили" империю.
Воздержался бы от обсуждения персон, они всё таки мученики.


520.11.2016makrell

Мученики? Мучениками был народ России при таком самодержце - нищета, голод,жестокие телесные наказания, карательный произвол.Почитайте хотя бы чеховское"Путешествие на Сахалин" и труды известного адвоката Кони - отрезвляющие вещи между прочим, для ностальгирующих по тем временам.


620.11.2016b200417

Я долго смеялся, 22 января 1905 устроить "кровавое воскресенье", расстреливая мирное шествие рабочих, женщин и детей, повлекшее гибель нескольких сотен человек, вызвавшее взрыв возмущения в российском обществе и во всём мире и послужившее толчком к началу Первой русской революции....
А через век быть церковью причисленным к лику святых.
Интересно, учебники для детей переписали?
Или детей теперь учат тому, что чем больше крови своего народа прольёшь, тем ближе к самому святому приблизишься?


720.11.2016b200417

Татьяна, по картине:
Видно, что Вам нравится рисовать и это Ваши первые шаги,
пишите новые работы, изучайте живопись и каждая новая картина будет сильнее предыдущей, ведь "не боги горшки обжигают".
Творческих Вам успехов и ждём новых интересных полотен.


820.11.2016ge_sh

makrell 2

Мученики? Мучениками был народ России при таком самодержце - нищета, голод,жестокие телесные наказания, карательный произвол.Почитайте хотя бы чеховское"Путешествие на Сахалин" и труды известного адвоката Кони - отрезвляющие вещи между прочим, для ностальгирующих по тем временам.

======================
Голод начался при Ленине. Нищета это точно, да за месяц рядовой мог корову купить. Стакан водки стоял 5 копеек при зарплате 10 рублей. Про кровавое воскресенье, про попа Гапона вспомните, который подбивал людей на неповиновение, юных меньшевиков и разных рсдрп террористов.

Что касается не мученников. это к вопросу, что суда над Николаем не было. не было суда над его семьёй, видимо вы решили, что цесаревич Алексей устроил бойню или кто то из княжон? Это была казнь невинных людей, ни чем практическим не обусловленная без суда, следствия и обвинения. Царь отрёкся, его окружение раскололось на разные части.

Заодно расскажите, как при Ленине хорошо людям стало жить, про чрезвычайки расскажите. про красный террор, продразвёрстку и раскулачивание, кто был ничем, тот станет всем. Людям интересно.


920.11.2016ge_sh

К власти в октябре 17-го пришли большевики. Группа по большей части весьма озабоченных своими властными амбициями людей, не умевших управлять и организовывать финансовую систему государства в мирное время, выходцы из мелкой буржуазии. Цель была не восстановление страны, а создание ячеек (коминтерн) по всему миру для организации мировой революции, что Сталин и прекратил из серии "революция пожирает своих детей". Кому то яд, кому то пуля, кому то ледоруб, вся верхушка с амбициями революционными и властными была выкошена, они были против воссоздания империи, против сильного государства. Это естественная реакция организма. восстановление, стремление к стабильности и самоорганизованности. Силы и средства слабой разрушенной революциями и гражданской войной страны тратились бы на мифические и фейковые выступления рабочих по всему миру и практически безнадёжные революции. Не было никакой пролетарской революции, был мятеж и переворот узкого круга люмпен-буржуазии под лозунгами народовластия и примкнувшим к ним предателей царского режима и наймитов финансовых кругов запада.
Впрочем, страна при Керенском была к этому времени уже неуправляема и "власть лежала на улице".


1020.11.2016b200417

//ПРО нищету, то да, миф.
Не то, что в тепярещней России....
При Александре III, как написал И.Репин:
«Жизнь русская проснулась от долгой нравственной и умственной спячки, прозрела.
Первое, что она хотела сделать, - умыться, очиститься от негодных отбросов,
от рутинных элементов, отживших своё время.
Сила свежей русской мысли царила везде,
весело, бодро шли вперёд и ломали без сожаления всё,
что находили устаревшим, ненужным».



===========================
===================
==========
===
=



Для особенно «продвинутых» в истории своей страны напомню для справки, что Первая Мировая война началась в 1914 г., Русско-Японская война и «первая русская революция» случились в 1905 г., 23 февраля 1917 г. (не путать с Днем Советской армии и Днем Защитника Отечества) произошла Буржуазно-Демократическая революция, а в октябре того же года – Государственный переворот, в дальнейшем именуемый Октябрьской революцией. СССР же был образован несколько позже, в 1922 г.

Я не затрагиваю причин, повлекших за собой цепь событий, в результате чего развалилась Великая страна, это большая и совершенно отдельная тема, а только на скорую руку постараюсь показать, что же собой представляла Россия в последний предвоенный год мирной жизни. В целом, не вдаваясь в детали, по основным пунктам, потому что все Советские, да и некоторые западные историографы склонны объяснять события 1917 года «вековой отсталостью» России и «тяжким гнетом царизма», который довел «бесправный и голодный» народ до свержения «ненавистного режима» и т.п.

1. Промышленность. «Нищая, отсталая лапотная Россия»
В 1913 году основной отраслью российской экономики было сельское хозяйство, дававшее 55,7 % дохода. Несмотря на это, шел бурный рост промышленного производства, по которому Россия занимала пятое место в мире (США – 35,8 %, Германия – 15,7 %, Великобритания – 14 % и Франция – 6,4 %, Россия – 5,3 . В то же время, Россия постоянно увеличивала эту долю благодаря опережающим темпам развития, а по концентрации производства (доле крупных современных предприятий) вышла даже на первое место в мире. (БCЭ. 3-е изд. 1975. Т. 22. С. 226.)

И это соотношение постоянно менялось. По темпам роста промышленного производства Россия твердо удерживала первенство. Если бы так продолжалось и дальше, то менее, чем за 10-12 лет она была бы уже мировым лидером.

Россия представляла собой образец многоукладной экономики. Частный сектор сочетался с кооперативным (в 1914 году было 30 тысяч кооперативов с числом членов свыше 10 млн. человек) и с мощным государственным сектором хозяйства, который задавал тон (ему принадлежали две трети железных дорог, рудники, паровозостроение, военные заводы). Это значит, что национальный продукт в меньшей степени, чем на Западе, присваивался верхушечным частным капиталом, а служил всему государству. Прогрессивно-подоходный налог, в отличие от западных стран, отсутствовал вовсе.

С 1891 г. действовали таможенные тарифы, ограничивающие товарный импорт и благоприятствующие импорту капитала, направленного на развитие отечественного производителя.

«В России иностранный капитал функционировал принципиально иначе, чем в странах колониального и полуколониального типа. Основанные с участием иностранных капиталовладельцев крупные промышленные предприятия являлись неразрывной частью российской экономики, а не противостояли ей». (БCЭ. 3-е изд. 1977. Т. 24-II. С. 116.)

В 1897 г. введен золотой рубль, равный 2,16 дойчмаркам или 0,51 $. В 1913 году золотой запас России более чем на 100 % покрывал бумажные деньги (тогда как у главных военных противников, Германии и Австро-Венгрии, золотое покрытие составляло лишь около 50 . Покупательная способность конвертируемого рубля оставалась незыблемой и в военное время, превратив его в одну из основных мировых валют.

Среднегодовые темпы роста российской экономики на протяжении четверти века превышали развитие всех других развитых стран: 8 % в 1889–1899 годах и 6,25 % в 1900–1913 годах (снижение объясняется войной с Японией и попыткой “первой революции”). Причем, успешно развивались не только сельское хозяйство, металлургия, нефтяная, лесная отрасли, но и самые передовые: химия, электротехника, машиностроение (с 1909 по 1913 годы производство двигателей внутреннего сгорания выросло на 283,5, авиастроение (достаточно назвать самые мощные в мире самолеты “Витязь” и “Илья Муромец” И.И. Сикорского).

С 1900 по 1913 год экспорт русских товаров вырос в два раза, значительно превышая ввоз. В 1913 году вывоз составил 1,52 млрд. рублей при ввозе на 1,37 млрд. рублей (в предыдущие годы разница была больше). Вследствие положительного торгового баланса происходило постоянное увеличение золотого запаса (накануне Мировой войны он составил 1,7 млрд. рублей и стал третьим в мире).

С 1880 по 1917 год было построено 58 251 км железных дорог, ежегодный прирост составил 1575 км. В том числе и Транссибирская магистраль, успешно действующая до сих пор, в отличии от сегодняшнего БАМа. Количество перевозимых грузов ежегодно увеличивалось на 7 %. Пароходный торговый флот за десять довоенных лет увеличился на 32,1 %, его грузоподъемность – на 41 %. За такое же время при советской власти, с окончания гражданской войны до 1956 года, железных дорог было построено вдвое меньше – 36 250 км с ежегодным приростом 955 км.

Доходы промышленных рабочих на основании их зарплаты в 1913 году составляли в среднем 2 рубля за 9-часовой рабочий день в европейской части России. У наемных сельскохозяйственных рабочих официальные заработки были на 30–50 % ниже, однако у них были неучитываемые натуральные доходы, включая питание. Доходы самих крестьян трудно подсчитать, однако в денежном эквиваленте они, судя по всему, должны были превышать зарплату западных сельскохозяйственных рабочих.

Часто в доказательство “низкого уровня жизни” дореволюционной России сравнивают с Западными показателями официальной статистики на душу населения (зарплату, потребление и т.п.). Но ведь уровень жизни зависел и от неучитываемого статистикой натурального хозяйства, распространенного в России, то есть действительное потребление было гораздо выше.

Согласно официальной статистике (Руccкий календарь 1914 и 1915 гг. А. Cуворина. CПб.-Пг), средние доходы населения в западных странах были в два-три раза выше, чем в России, затушевывая однако тот факт, что и средние цены на продовольствие, основные необходимые товары, жилье, (потребительскую корзину, как мы бы сейчас сказали) – в два-три раза выше.

В частности, приводят “безнадежное отставание” России от Запада по потреблению мяса (29 кг на душу населения в 1913 году). Но, во-первых, у православных половина дней в году постные, даже продавать мясо считалось неприличным во время поста. И, во-вторых, из-за неучитываемого натурального (личного, приусадебного) хозяйства согласно официальной российской статистике сельские жители (даже в скотоводческих местностях) потребляли мяса в 10 раз меньше (6,2 кг), чем горожане (68,6 кг), – чего быть никак не могло (кур, уток и гусей в сельской местности вообще не никто не считал, не говоря уж о рыбе и дичи)! Однако общая средняя цифра получалась 29 кг.

Более реальной к истине представляется другая цифра - предписанная норма потребления мяса в армии: в день «? фунта [307 г] или деньги на его покупку», то есть 112 кг в год – а это уже совсем другая картина. («Россия. 1913 год». СПб., 1995. С. 305, 293).

Уровень жизни включает в себя и отдых: число нерабочих (воскресных и праздничных) дней в году в России составляло 100–110 у рабочих, 140 у крестьян (в западных странах – 65, в Англии – только 55). Социальное страхование рабочих в России было введено к 1912 году (раньше Запада), были и другие законы по охране труда, о которых президент США Тафт публично заявил: «Ваш Император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может».

С другой стороны, уровень жизни определялся в России не только материальными показателями, но и русской нестяжательной культурой труда, довольствующейся необходимым для жизни достатком (тогда как на Западе важнее максимальная денежная прибыль); и тем, как народ распоряжался своим достоянием (русский центр всегда оказывал помощь окраинным народам, а западные империи лишь извлекали прибыль из колоний). Разные народы могут считать для себя первоочередными разные потребности (биржу или церковь). Но можно ли, например, монахов многочисленных монастырей считать отсталыми потому, что у них “нулевое душевое потребление” мяса и некоторых других товаров?

«Дайте нам 20 мирных лет и вы не узнаете России», – говорил тогдашний премьер-министр П.А. Столыпин, начавший в 1906 г. крупномасштабные реформы. Потому он и был в 1911 году убит теми силами, чьи антирусские планы перечеркнула бы окрепшая Россия.

Ленин признавал, что при успехе Столыпинских реформ революция будет невозможна (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 12. C. 193.); и Троцкий позже констатировал: если бы реформа была завершена, «русский пролетариат ни в каком случае не смог бы прийти к власти в 1917 году» (Троцкий Л. История русской революции. Берлин, 1931. Т. I. С. 72.) Увы, достойной замены Столыпину не нашлось.

Подъем России в начале ХХ века подтверждали и многие западные ученые. Так, профессор Эдинбургского университета Ч. Саролеа писал в работе “Правда о царизме”: «Одним из наиболее частых выпадов против Русской Монархии было утверждение, что она реакционна и обскурантна, что она враг просвещения и прогресса. На самом деле она была, по всей вероятности, самым прогрессивным правительством в Европе… Легко опровергнуть мнение, что русский народ отвергал царизм и что революция застала Россию в состоянии упадка, развала и истощения…

2. «Отсталое» сельское хозяйство.
За 1908–1912 годы в сравнении с предыдущим пятилетием производство пшеницы выросло на 37,5 %, ячменя – на 62,2 %, овса – на 20,9 %, кукурузы – на 44,8 %. Именно Россия, а не США, Канада или Аргентина была главным мировым экспортером зерновых: в годы хорошего урожая (например, в 1909–1910 годы) их вывоз составлял 40 % мирового экспорта, в годы плохого урожая (1908 и 1912 годы) уменьшался до 11,5 %; в 1913 году – 30 % (8,1 млн. тонн).

Мировые цены на пшеницу нового урожая формировались после проведения ежегодной Нижегородской сельскохозяйственной ярмарки, на которой и определялся ее уровень в текущем году. Не буду вдаваться в детали производства другой сельскохозяйственной продукции, так - как по многим актуальным сегодня продуктам учет вообще отсутствовал. Тогда никому бы и в голову не пришло подсчитывать количество фруктов-овощей, птицы, рыбы, яиц или молокопродуктов. Мелочевка, не заслуживающая серьезного внимания.



Далее:

3. Национальная политика. «Россия – тюрьма народов».
Нерусские народы в Империи имели обширные права соответственно их способностям местного самоуправления. Так, финны имели свой парламент, конституцию и множество привилегий. Сначала все это имели и поляки, лишь их восстания 1831 и 1863 годов стали причиной ограничений. (Эти восстания, захватившие часть Малороссии и Белоруссии, имели родственный масонскому декабризму революционный характер; в них проявилось и иностранное, и еврейское вмешательство Россия была вынуждена на это решительно реагировать. (Attali Jacques. Les Juifs, le monde et l’argent. Paris, 2002. P. 404)

Среднеазиатские Хива и Бухара входили в состав Империи как самостоятельные во внутреннем управлении. Прочие азиатские, северокавказские и даже малые кочевые народы также имели самоуправление с сохранением своих обычаев. Например, на Кавказе оно основывалось на положениях “О кавказском горском управлении” (1856) и “О кавказском военно-народном управлении” (1880); у казахов-киргизов оно регулировалось “Степным уложением” (1891), у бурятов, якутов и других сибирских народностей с 1822 года существовали степные думы.

Что же касается прибалтийских народов, то они были слишком малочисленны и неоднородны для самостоятельной государственности (немецкое влияние долгое время преобладало там в администрации и системе образования). Уместно поставить вопрос: смогли бы эти народности сформироваться как нации при власти Тевтонского ордена (вспомним судьбу племени пруссов, от которых осталось лишь название…) так же, как позже в составе Российской Империи, остановившей тевтонский “дранг нах остен”?..

Подобный вопрос можно поставить и относительно армян, грузин и других народов, искавших в Российской Империи защиты от своих смертельных врагов. Приняв их под свое покровительство, Россия внесла умиротворение в вековые конфликты и обеспечила спокойное развитие малых народов при неблагоприятном соседстве. (Поэтому, сохранившись и развившись, они теперь, в отличие от американских индейцев, провозгласили свои суверенитеты.)

Национальное происхождение не было препятствием для занятия самых высоких государственных постов в Империи. В числе российских министров мы постоянно видим немцев, татар, армян; в составе Государственной Думы – представителей всех народностей. Поляки, грузины, финны командовали армейскими штабами и корпусами. В этом отношении Россия была уникальной Империей, и даже мусульманские и кавказские народы, когда-то покоренные силой (в ходе геополитического соперничества России с Турцией и Англией), проявили свою верность в годы первой Мировой войны (знаменитые туркмены-”текинцы”, кавказская “Дикая дивизия”, состоявшая из Дагестанского, Татарско-азербайджанского, Чеченского, Ингушского полков).

Таким образом, отличительным признаком Российской Империи была не колониальная эксплуатация (как тогда у западноевропейцев), не тоталитарный интернационализм (как позже в СССР), не космополитический “плавильный котел” (как в США), а взаимовыгодное сосуществование равноправных народов на уважении общих нравственных ценностей.

4. Образование. «Темная Россия».
В начале ХХ века грамотными были лишь 25 % населения – но это опять-таки в среднем по Империи; в городах европейской России число грамотных достигало 50 %; а среди молодежи их было еще больше; причем тогда грамота для женщин нижних сословий считалась не обязательной – и это ухудшало средние цифры; мужское же население имело более высокий процент.

В 1908 году было введено всеобщее бесплатное начальное обучение и ежегодно открывалось 10 000 школ (уже в 1911 году их насчитывалось более 100 000, из них 38 000 церковно-приходских), в результате чего к 1922 году неграмотность молодого поколения должна была исчезнуть. (В 1920 году, по советским данным, 86% молодежи от 12 до 16 лет умели читать и писать, и научились они этому до революции, а не в годы гражданской войны). Гимназии имелись во всех уездных городах, чем не могли похвастаться многие европейские страны. В отношении же среднего и высшего образования женщин Россия шла впереди Западной Европы: в 1914 году имелось 965 женских гимназий и Высшие женские курсы (фактически университеты) во всех крупных городах.

Накануне войны в России действовало более ста вузов с 150 000 студентов (во Франции – около 40 000 студентов). Многие вузы в России создавались министерствами или ведомствами (военным, промышленно-торговым, духовным и т.п.). Обучение было недорогим, например: на престижных юридических факультетах в России оно стоило в 20 раз меньше, чем в США или Англии, а неимущие студенты освобождались от платы и получали стипендии.

5. Наука.
Достаточно назвать такие всемирно известные имена, как Менделеев, Лобачевский, Павлов, Сеченов, Мечников, Тимирязев, Пирогов, изобретатель радио Попов… Впоследствии попавшие в эмиграцию русские ученые и инженеры высоко ценились во всех странах и прославились там множеством достижений мирового значения, например, В.К. Зворыкин (телевидение), И.И. Сикорский (вертолет), В.Н. Ипатьев (высокооктановый бензин), П.А. Сорокин (социология). «Для дальнейшего развития науки в стране огромное значение имело то, что за последнее десятилетие перед Великой Октябрьской социалистической революцией уровень науки был очень высок…» (БCЭ. 2-е изд. 1957. Т. 50. C. 434).

6. Культура.
Одним из “чудес света” назвал французский поэт Поль Валери русскую культуру конца ХIХ – начала ХХ века.
Классики русской прозы (Достоевский, Толстой, Чехов, Бунин) и поэзии (Блок и символисты) не нуждаются в представлении. Во всем мире славилась русская музыка (Чайковский, Мусоргский, Римский-Корсаков, Рахманинов, Гречанинов, Стравинский) и связанные с нею сценические искусства (Шаляпин, Собинов, Павлова, Кшесинская, труппа Дягилева); русские художники (Нестеров, Васнецов, Кустодиев). Жанр русского “толстого журнала” был уникальным в Европе и по объему, и по разнообразию тематики (в 1914 году выходило 916 газет и 1351 журнал на 35 языках народов Империи)…

7. «Полицейское государство».
В 1872 году царская цензура разрешила издать перевод “Капитала” К. Маркса.
Число российских чиновников в “бюрократическом” XIX веке было «пропорционально раза в три-четыре меньше, чем в странах Западной Европы». (Пайпс Р. Россия при старом режиме. Кембридж, 1981. С. 419, 419, 392)

Менделеев, пораженный посещением Лондона, приводит данные на 1906 год: полицейских в Лондоне на душу населения в 10 раз больше, чем в Петербурге; тогда же во Франции на государственном бюджете было 500 000 чиновников (не считая выборных), тогда как в гораздо большей России – только 340 000 (с выборными) (Менделеев Д. К познанию Роccии. Мюнхен, 1924. С. 67)

Накануне первой Мировой войны в России было в семь раз меньше полицейских на душу населения, чем в Англии, в пять раз меньше, чем во Франции. Впрочем, и преступность в России была значительно меньшей, чем в Западной Европе (по данным Британской энциклопедии за 1911 год) (См.: Поcев. 1983. № 6. С. 54)


==================================================
==========================================
=============================
==================
===========
=====
===
=


Что можно было купить в России на один рубль до революции.

1. Рабочие.
Средняя зарплата рабочего по России составляля 37.5 рублей.Умножим эту сумму на на 1282,29 (отношение курса царского рубля к современному) и получим сумму в 48085 тысяч рублей на современный пересчет.

2. Дворник 18 рублей или 23081 р. на современные деньги

3. Подпоручик (современный аналог — лейтенант) 70 р. или 89 760 р. на современные деньги

4. Городовой (рядовой сотрудник полиции) 20, 5 р. или 26 287 р. на современные деньги

5. Рабочие (Петербург).Интересно что средняя зарплата в Петербурге была меньше и составляла к 1914 году 22 рубля 53 копейки. Умножим эту сумму на 1282,29 и получим 28890 российских рублей.

6. Кухарка 5 — 8 р. или 6.5.-10 тысяч на современные деньги

7. Учитель начальной школы 25 р. или 32050 р. на современные деньги

8. Учитель гимназии или 108970 р. на современные деньги

9. Старший дворник 40 р. или 51 297 р. на современные деньги

10. Околоточный надзиратель (современный аналог — участковый) 50 р. или 64 115 на современные деньги

11. Фельдшер 40 р. или 51280 р.

12. Полковник 325 р. или 416 744 р. на сегодняшний день

13. Коллежский асессор (чиновник среднего класса) 62 р. или 79 502 р. на современные деньги

14. Тайный советник (чиновник высшего класса) 500 или 641 145 на современные деньги. Столько же получал армейский генерал


А сколько, спросите вы, тогда стоили продукты? Фунт мяса в 1914 году стоил 19 копеек. Русский фунт весил 0,40951241 грамма . Значит, килограмм, будь он тогда мерой веса, стоил бы 46,39 копеек – 0,359 грамма золота, то есть, в нынешних деньгах, 551 рубль 14 копеек. Таким образом, рабочий мог купить на свое жалование 48,6 килограмма мяса, если было бы желание…

Мука пшеничная 0,08 р. (8 копеек) = 1 фунт (0,4 кг)
Рис фунт 0,12 р.= 1 фунт (0,4 кг)
Бисквит 0,60 р.= 1 фунт (0,4 кг)
Молоко 0,08 р.= 1 бутылка
Томаты 0,22 р. = 1 фунт
Рыба (судак) 0,25 р. = 1 фунт
Виноград (кишмиш) 0,16 р.= 1 фунт
Яблоки 0,03 р. = 1 фунт


Более подробно :Цены и жалования в России в начале XX века:

Ценам и жалованиям в России в начале XX века посвящено довольно много статей. Но все эти статьи, посвященные ценам и окладам в дореволюционной России, очень сильно отличаются по содержанию в зависимости от времени написания. Если статью писали в Советское время, то в ней обязательно явно идет основной акцент на нищенские зарплаты, прежде всего рабочего класса, и приведены ужасно грабительские цены на продукты питания и другие товары потребления в Российской Империи в те годы. Если же статья имеет дату начала 1990-х годов, то в ней наоборот будут приведены данные о головокружительном росте ВВП и скорости развития экономики России в начале 20 века по сравнению с другими странами. А также нереально низкие цены на товары и услуги внутри страны, и странно высокие доходы простых российских граждан в Царской России. Есть и статьи наших дней, где на одной странице без всякого обдумывания уживаются совершенно противоречивые в несколько раз данные по ценам и зарплатам в России того времени.

Так давайте не спеша разберёмся: какие же были цены и жалования в России в начале XX века, основываясь только на реальных документах: приказах и постановлениях правительства и министерств Российской Империи, прейскурантах, ценниках, отчётах, выписках из книг доходов и расходов, меню и счетов того времени. Начнем наше путешествие в 1900-ые годы и знакомство с ценами начала 20 века с самого популярного продукта в России во все времена. Правильно, Вы угадали, на водку. В те времена водка в Царской России продавалась только в специальных казенных винных лавках. Над входом в винный магазин, как и при входе в любое государственное учреждение, красовался государственный герб: двуглавый орёл. Государство сохраняло монополию на производство и продажу водки.
Здесь без всякой очереди всегда продавалась водка двух сортов.
Красноголовка (красная крышка), водка, звавшаяся в народе «казёнка».
Цена за бутылку такой водки (0,61 литра) в начале 20 века была 40 копеек. И второй сорт водки – это «Белоголовка» (белая крышка), это водка двойной очистки. Бутылка такой водки в дореволюционной России стоила 60 копеек. Продавались бутылки ёмкостью от четверти (1/4 ведра) в плетёных корзинках, что составляло 3 литра.
И самые маленькие бутылочки с водкой были 1/10 часть от обычной бутылки, которые в народе ещё тогда прозвали «мерзавчик» 0,061 литра. За такую бутылочку надо было заплатить в казенном винном магазине всего 6 копеек. При этом разливное пиво дешёвых сортов «Светлое», «Венское», «Староградское», «Мюнхенское» в начале 20 века стоило от 6 до 10 копеек за 1 литр.
Бутылочное пиво из-за стоимости стекла стоило дороже, где-то 20 копеек за бутылку.
Вино дорогих и престижных марок доходило до 5-9 рублей за бутылку. Ёмкость бутылки для вина в дореволюционные годы была 0,75 литра. При этом за дешёвое разливное вино в разных губерниях России нужно было заплатить всего 5-20 копеек за литр. Коньяки стоили от 3 рублей и заканчивались ценами до 100 рублей за бутылку.

Ну, это всё цены указаны магазинные, а сколько же нужно было заплатить за стопку водки (1/6 бутылки = 100 грамм) в кабаке, которые в те времена дореволюционной России уже назывались трактирами. Вообще, отличие трактира от своего более древнего предшественника «кабака» в том, что в кабаке можно было приобрести только спиртное, а в трактире ещё кроме алкоголя можно было и откушать. Итак, в дешёвом трактире на окраине провинциального города, заплатив 5 копеек, можно было выпить полстопки, т.е. 50-60 грамм дешёвой и скорее всего, сильно разбавленной водки. На закусь по-быстрому предлагалась самая популярная закуска к водке во все времена – это, правильно, солёный огурец всего за 1 копейку. А наесться «до отвала» в этих дешевых трактирах можно было всего за 10 копеек.

Кстати, на рынке за две копейки спокойно можно было выбрать дюжину отборных соленых огурцов (12 штук). В таких дешевых питейных заведениях находиться было не очень комфортно и безопасно. Постоянно сновали подозрительные, полукриминальные личности, пьяные ломовые извозчики, чернорабочие. Убийства и ограбления там были не редкостью.
Совсем другое дело, это приличные трактиры, по-нашему кафе-рестораны. В этих приличных и столь популярных в годы начала 20 века трактирах было очень приятно скоротать вечерок. Столовые приборы сверкали чистотой, скатерти были накрахмалены и изумительно белыми, всюду мелькали расторопные и опрятные половые (официанты), а с кухни распространялись чудесно аппетитные и вкусные запахи. Здесь отобедать стоило в 1900-ые годы в России уже 30-50 копеек.
Но это того, судя по воспоминаниям современников, оправдывало.
Рюмка водки в подобном культурном заведении обходилась уже в 10 копеек, но это точно была казённая водка! Не балованная. За кружку пива (0,61 литра) следовало заплатить до 10 копеек. Чай с двумя кусочками сахару стоил всего 5 копеек. В хороших известных ресторанах, естественно, покушать стоило подороже.
В среднем за обед в приличном ресторане XX века в Имперской России нужно было расплатиться в размере 1,5 - 2 рублей. Это плата за обычный обед: первое, второе, салат, пара стопок водки, десерт, без изысков.

После обеда сытых и респектабельных российских граждан на выходе из ресторана наперебой пытались уговорить поехать на пролётке извозчики. В крупных городах в те годы единственным городским транспортом являлся трамвай, как правило, цена составляла 5 копеек без пересадки, и 7 копеек с пересадкой. Но, конечно, основным видом транспорта были пролётки, управляемые лихими извозчиками. Обычно за поездку в России в начале 20 века внутри города извозчики брали 20 копеек. Но, цена всегда была договорная и менялась от степени соотношения спроса/ предложения. Хотя, даже в те дореволюционные времена привокзальные извозчики были самыми дорогими, которые без зазрения совести объявляли 50 копеек за часто не очень долгую поездку от вокзала до ближайшей гостиницы. По поводу вокзалов и путешествий.
Естественно, в те годы в основном путешествовали на железной дороге.
Билет первого класса до Петербурга из Москвы стоил 16 рублей, а в сидящем вагоне можно было доехать и за 6 рублей 40 копеек. До Твери из Москвы первым классом можно было доехать за 7 рублей 25 копеек, а третьим - добраться за 3 рубля 10 копеек. Носильщики с радостью предлагали услугу поднести чемоданы за 5 копеек. Большой багаж, занимающий всю тележку, отвозили к поезду или обратно за максимальную плату в 10 копеек.

Вернёмся к гостиницам… В гостиницах для очень состоятельных господ в роскошных номерах со всеми удобствами, телефоном, рестораном и т.д. стоимость номера обходилась в день 5-8 рублей. Номер в гостинице без излишеств, но вполне приличный обходился 0,7- 2 рубля в сутки. Меблированные комнаты стоили 15-60 копеек в сутки. Вообще, в дореволюционной России в начале 20 века съёмное жильё в среднем стоило 20 копеек в месяц за квадратный метр. В центре Москвы шикарная многокомнатная квартира с обстановкой и ремонтом по последнему слову техники того времени обходилась в 100-150 рублей в месяц. А небольшая квартирка с безвкусной обстановкой на окраине 5-7 рублей.

Обычная же стоимость съёмной квартиры для семьи со средним доходом, т.е. порядка 80 рублей, была примерно 15 рублей в месяц.

Позвонить друзьям и знакомым из гостиницы и рассказать, как устроился, стоило из Петербурга в Москву 50 копеек в минуту, но оплачивалось не менее 1,50 рубля за соединение. Дешевле было написать письмо, за его отправку нужно было заплатить всего 3-4 копейки. Или отправить телеграмму. В другой город отправить слово, переданное с помощью телеграфа, стоило всего 5 копеек, а отправить послание кому-нибудь на дачу в пригород всего 1 копейку за слово. Отправить посылку внутри Российской Империи весом до 1 килограмма стоило всего 25 копеек, а за отправку посылки весом до 5 килограмм нужно было заплатить 65 копеек. Кроме ресторанов можно было развлечься и культурно, сходив в театр. Например, быть в Москве и не сходить в Большой театр на оперу или балет считалось не прилично. Билеты в отдельные привилегированные ложи стоили до 30 рублей, за места в первых рядах портера следовало заплатить от 3 до 5 рублей, а посмотреть представление на галерке стоило всего 30-60 копеек. С культурной пищей в начале 20 века теперь всё понятно, вернёмся к рыночным дореволюционным ценам в России на продукты питания.

Вот список цен того времени на продукты, хотя тогда всё мерили в фунтах, стоимость указана за килограммы для удобства восприятия:

Батон чёрного черствого хлеба весом в 400 грамм – 3 копейки,

Батон ржаного свежего хлеба весом в 400 грамм – 4 копейки,

Батон белого сдобного хлеба весом в 300 грамм – 7 копеек,

Картофель свежий урожай 1 килограмм - 15 копеек,

Картофель старый урожай 1 килограмм - 5 копеек,

Мука ржаная 1 килограмм - 6 копеек,

Мука овсяная 1 килограмм - 10 копеек,

Мука пшеничная высшего сорта 1 килограмм - 24 копейки,

Мука картофельная 1 килограмм - 30 копеек,

Макароны простые 1 килограмм - 20 копеек,

Вермишель из муки высшего сорта 1 килограмм - 32 копейки,

Сахарный песок второго сорта 1 килограмм – 25 копеек,

Кусковой сахар рафинад отборный 1 килограмм - 60 копеек,

Пряники тульские с вареньем 1 килограмм - 80 копеек,

Конфеты шоколадные 1 килограмм – 3 рубля,

Кофе в зернах 1 килограмм – 2 рубля,

Чай листовой 1 килограмм – 3 рубля,

Соль поваренная 1 килограмм - 3 копейки,

Молоко свежее 1 литр – 14 копеек,

Сливки жирные 1 литр – 60 копеек,

Сметана 1 литр – 80 копеек,

Творог 1 килограмм - 25 копеек,

Сыр «Российский» 1 килограмм - 70 копеек,

Сыр по иностранной технологии «Швейцарский» 1 килограмм - 1 рубль 40 копеек

Масло сливочное 1 килограмм – 1 рубль 20 копеек,

Масло подсолнечное 1 литр – 40 копеек,

Курица парная 1 килограмм – 80 копеек,

Яйцо отборное десяток- 25 копеек,

Мясо телятина парная вырезка 1 килограмм – 70 копеек,

Мясо говядина лопатка 1 килограмм – 45 копеек,

Мясо свинина шейка 1 килограмм – 30 копеек,

Рыба свежая окунь речной 1 килограмм – 28 копеек,

Рыба свежая судак речной 1 килограмм – 50 копеек,

Рыба свежая сом 1 килограмм – 20 копеек,

Рыба свежая лещ 1 килограмм – 24 копеек,

Рыба мороженая горбуша 1 килограмм – 60 копеек,

Рыба мороженая сёмга 1 килограмм – 80 копеек,

Рыба мороженая осетр 1 килограмм – 90 копеек,

Икра черная зернистая 1 килограмм – 3 рубля 20 копеек,

Икра черная паюсная 1 сорта 1 килограмм – 1 рубль 80 копеек,

Икра черная паюсная 2 сорта 1 килограмм – 1 рубль 20 копеек,

Икра черная паюсная 3 сорта 1 килограмм – 80 копеек,

Икра красная соленая 1 килограмм – 2 рубля 50 копеек,

Овощи капуста свежая 1 килограмм – 10 копеек,

Овощи капуста квашенная 1 килограмм – 20 копеек,

Овощи лук репчатый 1 килограмм – 5 копеек,

Овощи морковь 1 килограмм – 8 копеек,

Овощи помидоры отборные 1 килограмм – 45 копеек.

Немного про стоимость вещей в начале XX века в Царской России:

Начнём со стоимости обмундирования и военной формы одежды, которую российские офицеры вынуждены были приобретать на свои деньги, и она с учётом невысокого офицерского жалования (которое будет приведено в конце статьи) явно обходилась им недешево.

Сапоги парадные офицерские – 20 рублей,

Мундир парадный офицерский – 70 рублей,

Фуражка обер-офицерская – 3 рубля,

Шапка уланская – 20 рублей,

Шапка гусарская штабная – 12 рублей,

Эполеты штаб-офицерские золочёные – 13 рублей,

Шпоры – 14 рублей,

Драгунские и казачьи сабли – 15 рублей,

Офицерский ранец – 4 рубля.

Одежда для гражданского населения обходилась гораздо дешевле:

Рубаха выходная – 3 рубля,

Костюм деловой для приказчиков – 8 рублей,

Пальто длинное – 15 рублей,

Сапоги яловые– 5 рублей,

Ботинки летние- 2 рубля,

Гармонь- 7 рублей 50 копеек,

Патефон- 40 рублей,

Рояль известной марки - 200 рублей,

Автомобиль без дополнительной оснастки – 2.000 рублей,

Альтернативное и основное средство передвижение в те времена, естественно, была лошадь, которая стоила

Лошадь для повозки -100 рублей,

Лошадь ломовая, рабочая – 70 рублей,

Старая кляча на колбасу – 20 рублей,

Хороший конь, на котором и перед людьми показаться не стыдно было – от 150 рублей,

Хорошая дойная корова – от 60 рублей.


Ну, с ценами теперь всё более, менее понятно, подойдём к зарплатам в начале 20 века. Итак, средняя зарплата в Российской Империи у работников фабрик и заводов и служащих младших чинов с 1880 по 1913 год увеличилась с 16 до 24 рублей в месяц. Эта цифра довольно маленькая по сравнению со средними зарплатами в других развитых европейских странах за аналогичный период. Для удобства сравнения зарплат все данные приведены в рублях по золотому паритету обмена валют того времени. Например, в Италии средняя зарплата на производстве и у государственных служащих низких чинов увеличилась с 19 до 32 рублей в месяц, в Австро-Венгрии – с 28 до 44 рублей, во Франции – 30 до 41 рубля, Германии - с 42 до 57 рублей, в Англии – с 47 до 61 рубля, в США – с 63 до 112 рублей. Но не надо забывать дешевизну продуктов и товаров собственного производства в Царской России по сравнению с указанными странами.

Примерно похожая ситуация наблюдается и в изменении годового дохода на душу населения за период с 1894 года по 1913 год. В России прирост национального годового дохода на единицу населения страны увеличился с 67 до 101 рубля. В Японии прирост составил с 24 до 60 рублей, в Италии со 104 до 230 рублей, в Австро-Венгрии – со 127 до 227 рублей, во Франции – с 233 до 355 рублей, в Германии – с 184 до 292 рублей, в Англии - с 273 до 463 рублей, в США - с 290 до 545 рублей. Единственное, не надо забывать, что прирост населения в России опережал все европейские страны и уступал только США, где прирост поддерживался довольно большим потоком трудовой миграции. Все эти цифры показывают, что рост валового продукта и уровня жизни в России происходил всё же медленнее, чем в других развитых странах. Но, обладая огромными природными ресурсами, которые были уже столь необходимые для производственного развития в начале 20 века, России могла очень удачно использовать эту природную «фору» для более быстрого развития собственной экономики. Если бы не война, слабое, безвольное правительство (после смерти Столыпина) и, к сожалению, многое, многое другое…

Но, вернёмся к зарплатам в Царской России в начале XX века, в 1913 год. Средняя зарплата рабочих и мелких служащих в 24 рубля понятие очень относительное, поэтому давайте подробнее разберёмся: кто и сколько зарабатывал в месяц.

Итак, самой малооплачиваемой частью наёмных работников в России являлась прислуга, которая получала в месяц: от 3 до 5 рублей женская и от 5 до 10 рублей мужская. Но, наниматель помимо денежного довольствия предоставлял слугам бесплатно крышу над головой, питание, и, как правило, ещё и одежду с «барского плеча». Очень часто эта профессия была наследственной, и дети слуг, подрастая и становясь на службу, видели жизнь только из окна барского дома. Далее, по возрастающей заработной платы в России в начале 20 века идут рабочие провинциальных заводов, деревенских мануфактур, чернорабочие, грузчики. Их жалование составляло от 8 до 15 рублей в месяц. Причём не редкостью было, когда одна десятая часть зарплаты выдавалась карточками, на которые можно было отовариться только в заводском магазине по завышенным ценам продуктами, далеко, не первой свежести. Преимущественно больше зарабатывали рабочие на металлургических заводах Москвы и Петербурга. Зарплата этих рабочих в начале XX века в Царской России составляла от 25 до 35 рублей. А представители так называемой рабочей аристократии, т.е. профессиональные токари, слесари, мастера, бригадиры получали от 50 до 80 рублей в месяц.

Теперь о жаловании служащих в дореволюционной России. Самые маленькие оклады в начале XX века были у младших чинов государственных служащих в размере 20 рублей в месяц. Столько же получали простые служащие почты, земские учителя младших классов, помощники аптекарей, санитары, библиотекари и т.д. Гораздо больше получали врачи, например, в земских больницах у них было жалование 80 рублей, у фельдшеров 35 рублей, а заведующий больницей получал 125 рублей в месяц. В маленьких сельских больницах, где в штате был всего один фельдшер, то он получал зарплату 55 рублей. Учителя старших классов в женских и мужских гимназиях получали от 80 до 100 рублей в месяц. Начальники почтовых, железнодорожных, пароходных станций в крупных городах имели месячные оклады от 150 до 300 рублей. Депутаты Государственной Думы получали жалование в размере 350 рублей, губернаторы имели оклады около одной тысячи рублей, а министры и высшие чиновники, члены Государственного Совета – 1.500 рублей в месяц.

В армии офицерские жалования в начале XX века в Российской Империи после повышения в 1909 году были следующие. Подпоручик имел оклад 70 рублей в месяц, плюс 30 копеек в день за караульные и 7 рублей доплату за наём жилья, итого всё вместе рублей 80. Поручик получал жалование в размере 80 рублей плюс те же квартирные и караульные ещё рублей 10, в сумме 90 рублей. Штабс-капитан получал оклад от 93 до 123 рублей, капитан - от 135 до 145 рублей, а подполковник от 185 до 200 рублей в месяц. Полковник Царской ар


1120.11.2016b200417

О нищей и отсталой дореволюционной России...Часть 2 - Миф и реальность.



О нищей и отсталой дореволюционной России...Часть 2 - Миф и реальность.
О нищей и отсталой дореволюционной России...Часть 2 - Миф и реальность.



В 1917 г. произошел разрыв национального самосознания. Главным делом культурной политики большевиков стало создание советского мифа, частью которого стало формирование негативного облика дореволюционной России. В этом большевики выступили преемниками левой интеллигенции, которая десятилетия готовила революцию, разрушая религиозные, национальные и монархические основы русской культуры. Теперь, в отличие от советского периода, свободно выходят научные работы, в которых объективно изучается мир старой России, однако эти сведения по большей части остаются достоянием ученых. Большинство современных школьных и вузовских учебников по истории России все еще будто написаны по образцу «генеральной линии» партии, слегка подновленной. И сейчас школьники и студенты узнают о прошлом нашей страны по рассказам о бездельниках и кровопийцах помещиках, безземельных крестьянах, нищих рабочих, поголовной неграмотности населения и бездарных царских генералах, которые проигрывали все сражения. Ниже приводится только часть наиболее распространенных в нашем обществе мифов о прошлом, а также данные воспоминаний современников и научных исследований – русских, американских, английских, французских по этим темам.

Миф 1. Россия, в отличие от передовой Европы всегда была крепостнической страной.
Почти все государства Европы (кроме Норвегии и Швеции) прошли долгий период крепостного права. Причем для стран Западной Европы характерно его более раннее начало и соответственно и ранний конец. Так, в Англии крепостное право установилось в VII в. и закончилось для большинства населения к XIV в., хотя небольшая часть крестьян была зависима ещё до середины XVII в. В большинстве стран Центральной и Восточной Европы в том числе и в России в это время большинство крестьян были свободными. Крепостное право пришло гораздо позже и закончилось соответственно позднее. Не была исключением из этого ряда и Россия.

Конечно, в крепостном праве было мало хорошего. Русское государство было вынуждено установить этот порядок в конце XVI в., чтобы таким образом содержать дворянское войско – главную военную силу государства, без которой его бы быстро разнесли по клочкам воинственные соседи России. Великий русский историк С. М. Соловьев видел в крепостном праве «вопль отчаяния государства, находящегося в безвыходном экономическом положении». Эпоха крепостного права продолжилась в России с конца XVI в. (в науке до сих пор идет спор о точной дате) до 1861 г, когда крестьянская зависимость была отменена указом императора Александра II. Освобождение произошло вскоре после отмены крепостного права в ближайших к России государствах Центральной Европы Пруссии (50 лет) и Австрии (12 лет).

Таким образом, эпоха продолжалась в России немного больше 2,5 столетий, в то время как история Российской государственности насчитывала свыше 1 тысячи лет 862 – 1917 гг. Крепостное право заняло не более 1/4 часть истории старой России.

Вообще, неправильно определять всю историю через один признак – крепостная Россия, буржуазная Англия и т.п. Например, в США отменили рабство только через 4 года после отмены крепостного права в России и через 1,5 века после отмены рабства (холопства) Петром I. А пережитки этого рабства (неполноправное положение негров) были в США ликвидированы, вообще, только в 60 гг. XX века после упорной общественной борьбы. Но всем понятно, что называть США рабской страной неправильно, хотя этот институт сопровождал американцев на протяжении большей части их истории (кстати, рабами были не только негры, имелись и белые рабы).

А вот в отношении России многие наши соотечественники считают эпитеты рабская, крепостная вполне уместными. Но на самом деле эти определения ничего не говорят о России, а только о нашем отношении к ней. Американцы видимо больше любят свою страну.

Миф 2. Русские – рабский народ, что и неудивительно, все русские крестьяне до 1861 г. были крепостными.

Кроме дворян и крестьян в России существовали другие многочисленные сословия и группы населения. Были вольные казаки, гулящие люди, посадские люди, купцы, ясачные люди, служилые иноземцы, служилые люди по прибору и их потомки – однодворцы, ямщики, монахи, священники и т. п.

Кроме того, в России далеко не все крестьяне были крепостными. По подсчетам русского историка Ю. В. Готье по 2 ревизии (1743 г.) в Велико-россии было 3 443 292 душ муж. пола крепостных 53,7 % от всех крестьян и 3 000 000 душ муж. пола государственных крестьян. 3 ревизия (1763 г.) на-шла 3 786 771 душ муж. пола крепостных (53 %) и 3 400 000 государственных крестьян, 4 ревизия (1783 г.) 5 092 869 душ муж. пола крепостных (53 %) и 4 470 600 государственных, 5 ревизия (1796 г.) 5 700 465 душ муж. пола крепостных (53 %) и 5 000 000 государственных. Таким образом, на протяжении XVIII в. крепостные крестьяне составляли чуть более половины в общей массе великорусского крестьянства. Были в России целые провинции, по своей территории превосходившие целые европейские госу-дарства, где крепостного права не было вообще – Поморье, Сибирь. Характерно, что на вошедших в Российскую империю западных территориях процент крепостного населения был гораздо выше. Так в Прибалтике 85 % крестьянства составляли крепостные.

В XIX в. количество крепостных крестьян быстро сокращалось путем перехода в другие сословия. Только в 1816 – 1856 гг. в другие сословия перешло свыше 1 млн. душ муж. пола крепостных крестьян. Последняя пе-ред крестьянской реформой 10 ревизия 1857 г. нашла в империи 62,5 млн. человек населения, из них крепостных крестьян было 23 млн. крестьян всего 34 % населения. Таким образом, к моменту отмены крепостного права крепостных было меньшинство – 1/3 всего населения.

Миф 3. Русские крестьяне были самыми бедными в Европе.

Это очень распространенное в нашем обществе представление, при этом сами европейцы, долго прожившие в России и имевшие возможность сравнить уровень жизни русских с народами Европы, дают совершенно другие сведения о жизни русского народа. Хорват и католик Юрий Крижанич (1618 – 1683) проживший в России более 15 лет и хорошо изучивший русскую жизнь того времени, отмечал большее богатство и более высокий уровень жизни населения Московской Руси XVII в. по сравнению с ее ближайшими соседями – «Русская земля богаче и лучше Литовской, Польской и Шведской». В то же время государства Западной и Южной Европы – Испания, Италия, Франция, Англия превосходили в то время Русь по богатству и уровню жизни высших классов. Однако, при этом низшие классы – крестьяне и горожане, по словам Крижанича, «живут на Руси намного лучше и удобнее, нежели в тех пребогатых странах». Интересно что даже крестьяне и холопы на Руси в это время носили рубахи, украшенные золотом и жемчугом. Крижанич, критически относясь ко многим русским традициям, в то же время пишет, что как бедные, так и богатые люди на Руси, в отличие от Западной Европы, мало отличаются в своем столе «едят ржаной хлеб, и рыбу и мясо». В результате Крижанич делает вывод – «ни в одном королевстве простые люди не живут так хорошо, и нигде не имеют таких прав как здесь».

Реформы Петра I разорвали культурную связь между высшими и низшими классами, положение простого народа ухудшилось. Однако и в XVIII в. по данным современников уровень жизни крестьян России был выше, чем во многих странах Западной Европы. По наблюдениям французского путешественника Жильбера Рома, проехавшего по Сибири в 1780 гг. сибирский крестьянин жил лучше своего французского собрата. Англичанин Джон Паркинсон отмечал, что русские крестьяне одеваются намного лучше, чем простой народ в Италии. А во время заграничных походов русской армии 1813 – 1814 гг. офицеры были удивлены нищетой польского и французского крестьянства по сравнению с русским.

А. С. Пушкин, обладавший глубоким умом и хорошо знавший русскую деревню, отмечал: «Фонвизин в конце XVIII в. путешествовавший по Франции, говорит, что, по чистой совести, судьба русского крестьянина показалась ему счастливее судьбы французского земледельца. Верю… Повинности вообще не тягостны. Подушная платится миром; барщина определена законом; оброк не разорителен (кроме как в близости Москвы и Петербурга, где разнообразие оборотов промышленности усиливает и раздражает корыстолюбие владельцев)… Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак бедности».

Свидетельство Пушкина подтверждается иностранцами. Капитан английского флота Кокрейн, путешествовавший по России 4 года писал в 1824 г. «положение здешнего крестьянства куда лучше состояния этого класса в Ирландии». Кокрейн отмечал в России «изобилие продуктов, они хороши и дешевы», а также «огромные стада» в обычных деревнях. Другой английский путешественник в 1839 г. писал, что русские мужики живут намного лучше, чем низшие классы не только в Ирландии, но также в Англии и в Шотландии.

Миф 4. Крепостные крестьяне не имели никаких прав, помещики безнаказанно мучили и убивали крестьян.

Права крепостных крестьян были ограничены по сравнению с другими группами населения, однако крепостной крестьянин мог быть истцом и свидетелем в суде, присягал на верность царю, имел право с согласия помещика переходить в другие сословия. По словам одного из крупнейших современных историков Б. Н. Миронова, «вопреки распространенному в литературе мнению, крестьяне и юридически и фактически вплоть до 1861 г. имели право жаловаться на своих помещиков и активно им пользовались». В 1767 г. Екатерина II запретила подавать жалобы лично ей, «мимо учрежденных на то правительств».

В отличие от многих государств Европы (например, Польши, где убийство крепостного вообще не считалось государственным преступлением и подлежало только церковному наказанию) законы России защищали жизнь и имущество крестьян от помещиков. «Убийство крепостного рассматривалось как тяжкое уголовное преступление». Соборное Уложение 1649 г. разделяет меру ответственности помещика за неумышленное и предумышленное убийство крестьянина. В случае неумышленного убийства (в драке) дворянин подвергался тюремному заключению до специального распоряжения царя. При предумышленном убийстве крестьянина виновного казнили, независимо от социального происхождения. В правление Елизаветы Петровны, когда смертная казнь в России была фактически отменена, дворян, виновных в смерти своих крестьян, обычно отправляли на каторгу.

Правительство внимательно следило за отношениями помещиков и крестьян. Екатерина II в 1775 г. уполномочила генерал – губернаторов преследовать помещиков за жестокое обращение с крестьянами вплоть до конфискации имений и передачи их в управление опекунским советам. Александр I в 1817 г. указал за произвол помещиков предавать их суду и брать имения под опеку казны. За 1834 – 1845 гг. правительство привлекло к суду 2838 дворян и осудило из них 630 человек. В правление Николая I в опеке находилось ежегодно около 200 имений, взятых за плохое обращение помещиков с крестьянами. Правительство постоянно регулировало отношения помещиков и крестьян. В 1834 – 1845 гг. в России было осуждено 0,13 % крестьян за неповиновение помещикам и 0,13 % помещиков за превышение власти над крестьянами.

Миф 5. Освобождение от крепостного права проводилось исключительно в интересах помещиков.

Подобная оценка надолго утвердилась в нашей исторической литературе, благодаря В. И. Ленину, который писал, что реформу «проводили крепостники в интересах крепостников». Справедливости ради надо сказать, что юрист по образованию и партийный вождь по призванию В. И. Ленин никогда не получал исторического образования, не был ни историком ни просто объективным исследователем, и писал работы не в научных, а исключительно в политических интересах. Эта крайняя форма ангажированности, когда русская действительность просто подгонялась под взгляды вождя, вызывала удивление даже у основателя русского марксизма Г. В. Плеханова.

На самом деле реформа 1861 г. привела к массовым разорениям помещиков, продаже десятков тысяч помещичьих имений, так что говорить о том, что правительство проводило реформу только в их интересах, явно не приходится. По мнению хорошо осведомленного современника событий, князя В.П. Мещерского, главные руководители реформы 1861 г. Я.И. Ростовцев, Н.А. Милютин, великий князь Константин Николаевич и другие представители интересов петербургской бюрократии, не только не руководствовались интересами помещиков, но наоборот скорее хотели разрушить основы земельного дворянства, создав для него «критическое и трудное положение». Конечно, и эта оценка является односторонней. В реформе 1861 г. государство пыталось найти компромисс между крестьянами, помещиками и своими интересами.

Крестьяне получили в ходе реформы 1861 г. в среднем 4, 8 десятин на душу муж. пола, или по 14, 4 десятин на двор (1 десятина составляла примерно 1,1 гектара). По подсчетам экономиста Ю. Э. Янсона прожиточный минимум для крестьянской семьи составлял в 1870 гг. 10 – 11 десятин на двор. Таким образом, в целом полученной земли хватало. Главными проблемами русской деревни к началу XX в. являлся бурный демографический рост (в 1858 – 1914 гг. крестьянское население увеличилось в 2, 2 раза и, соответственно, на столько же уменьшился средний душевой надел) и низкая культура земледелия (уцелевшие после 1861 г. помещичьи хозяйства получали на таких же землях урожаи в несколько раз выше, чем у большинства крестьян).

По словам французских историков, «несмотря на все ограничения, русская реформа оказалась бесконечно более щедрой, чем подобная же реформа в соседних странах, Пруссии и Австрии, где крепостным была предоставлена совершенно голая свобода, без малейшего клочка земли».

Миф 6. Всей землей до 1917 года владели помещики.

Это одно из самых печальных и долгих заблуждений в отечественной истории. В течение нескольких десятилетий перед катастрофой 1917 г. русские революционеры агитировали среди крестьян, пытаясь доказать, что все их экономические проблемы вызваны исключительно засильем помещичьего землевладения. После победы большевиков эта клевета естественно вошла во все учебники отечественной истории, и до настоящего времени воспроизводится частью современных учебных пособий. Между тем ученые, работающие с архивными и статистическими материалами, давно доказали, что подобные взгляды совершенно не соответствуют действительности. Обратимся к фактам. Всего в Европейской России имелось 381 млн. десятин земли, из них до реформы 1861 г. помещики (120 тысяч землевладельцев) владели 121 млн. десятин, т.е. менее чем 1/3. Почти вся остальная территория принадлежала государству, которое земли, пригодные к обработке, предоставляло общинам государственных и дворцовых крестьян. Кроме того, надо учитывать, что десятки млн. десятин по природным условиям (тундра, тайга) не могли быть задействованы в сельском хозяйстве. В 1861 г. бывшие помещичьи крестьяне получили 34 млн. десятин от своих помещиков, у которых осталось сразу после реформы 87 млн. десятин. Реформа 1861 г. нанесла тяжелый удар по дворянскому землевладению, около половины помещиков не смогли вести хозяйство в новых условиях и продавали землю. В последующее время ежегодно продавалось около 1 млн. десятин помещичьей земли, главными покупателями которой стали именно крестьяне.

В результате к 1905 г. помещикам принадлежало только 53 млн. десятин, а 42 млн. десятин помещики продали за этот период крестьянам (26 млн.) и купцам (16 млн.). Помимо покупных земель у всех крестьян (бывших государственных, дворцовых и помещичьих) и казаков имелось 139 млн. десятин надельных земель. Таким образом, к 1905 г. с учетом купленной земли у крестьян и казаков имелось 165 млн. десятин земли против 53 млн. десятин у помещиков, но, кроме того, значительная часть дворянской земли находилась у крестьян в аренде.

К 1916 г. в результате продаж у помещиков осталось только 40 млн. де-сятин земли, причем значительной частью это были земли с лесом. В резуль-тате к 1916 г. по данным земской статистики крестьяне владели 90 % пашенной земли и также 94 % скота в Европейской России, а также 100 % в Азиатской России (2). По словам русского историка С. Г. Пушкарева «по составу землевладения Россия уже в 1905 г. была совершенно крестьянской страной (в большей степени, чем какая-либо из европейских стран)» (3). Когда в 1918 г. крестьяне разделили между собой 40 млн. десятин помещичьей земли, выяснилось, что крестьянские наделы выросли незначительно и большого значения эти земли не сыграли, 1 дворянская десятина к этому времени приходилась на 5,5 крестьянских. В это время большевики откровенно заявляли, что лозунг захвата помещичьих земель не имел «серьезного экономического значения», а был поднят для поднятия крестьян против законной власти. В целом, характеризуя начало XX в. профессор Гарварда Ричард Пайпс отмечает, что в отличие от государств Европы Англии, Испании, Италии, Франции, где подавляющая часть земли находилась в руках крупных землевладельцев, до революции 1917 г. «Россия … была классическим примером страны малых крестьянских хозяйств». Ирония истории заключается в том, что именно после победы революционеров крестьян насильно загнали в крупные хозяйства – колхозы, через которые государство эксплуатировало народный труд, сделав фактически всех крестьян батраками. А те, кто сопротивлялся – были убиты или отправлены в ссылку. Современные историки оценивают количество жертв только коллективизации примерно в 10 млн. человек.

Миф 7. Царская Россия была экономически отсталой страной.

К началу XX в. Россия входила в 5 крупнейших по уровню экономического развития государств мира: США, Германия, Англия, Франция, Россия. По данным американского исследователя Р. Кеннеди к 1900 г. Россия занимала 4 место в мире по уровню мирового промышленного производства, ее доля составляла 9 %. При этом темпы роста российской экономики на протяжении длительного периода 1890 – 1914 гг. являлись самыми высокими среди всех 5 ведущих промышленных государств мира. К 1917 г. в России было построено 81 тыс. км железных дорог, за последние 37 лет с 1880 г. строилось в год свыше 1,5 тыс. км. Даже в годы войны промышленность России продолжала расти (теперь в основном за счет военного произ-водства). После небольшого спада в 1914 г. – 1,3 %, в 1915 г. прирост составил 10,8 %, а в 1916 г. 10,2 %. Только в 1917 г. после начала революции происходит глубокий спад в промышленности – 20,2 %. В результате только в годы правления Николая II русская промышленность учетверила свою производительность.

Ускоренное развитие происходило не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве. Традиционно Россия являлась крупнейшей сельскохозяйственной страной мира и своими продуктами снабжала государства Европы. За 20 лет правления Николая II 1894 – 1914 гг. сбор урожая хлебов удвоился, вырос с 2 млрд. до 4 млрд. пудов. В 1913 г. урожай хлебов был на 1/3 выше, чем трёх других крупнейших сельскохозяйственных стран у Аргентины, Канады и США вместе взятых. Россия давала 1/4 мирового производства хлебов и занимала 1 место в мире по общему объему сельскохозяй-ственной продукции.
В царствование императора Николая II быстро росло благосостояние населения. Показателем этого стал демографический рост. За 20 лет население увеличилось на 50 млн. чел. (на 40%). Потребление основных продуктов выросло более чем в 2 раза. Вклады в сберегательных кассах выросли с 300 млн. в 1894 до 2,200 млрд. в 1913 г. Английский писатель М. Беринг, пробывший в России несколько лет, писал: «Широкие массы, крестьянство, в лучшем экономическом положении, чем когда-либо».

В 1913 один из самых крупных экономистов мира Эдмон Тэри по заданию французского правительства изучил состояние русской экономики и сделал вывод: «если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 г. идти также, как они шли с 1900 г. по 1912 г., Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой, как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении».

Миф 8. Русские рабочие жили в нищете.

Можно сказать, что для всех государств был характерен дешевый рабочий труд на первых этапах развития предприятий капиталистического типа. Позднее, вопреки марксистскому учению о постоянном и неуклонном обнищании рабочего класса по мере развития капитализма, заработная плата рабочих постепенно увеличивалась. В России вторая половина XIX в. стала временем массового строительства капиталистического производства, в это время многие предприниматели пытались получить сверхприбыли за счет эксплуатации рабочих. Характерно, что императорское правительство заняло твердую позицию по рабочему вопросу. В правление Александра III и Николая II был издан ряд законов, защищавших рабочих от произвола фабрикантов, для надзора за исполнением законодательства учреждена фабричная инспекция. Закон 1897 г. запрещал работу свыше 11,5 часов в день, а в субботу, предпраздничные дни и в ночную смену свыше 10 часов. В это время в большинстве стран Европы вообще еще не существовало законодательных ограничений времени мужского труда. Закон 1903 г. возложил на предпринимателей ответственность за несчастные случаи с рабочими на производстве.

Как выглядело российское рабочее законодательство на фоне мирового опыта? В 1912 г. президент США Тафт публично заявил, что Николай II «создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может». В этом факте нет ничего удивительного, правительство России было независимо от влияния своих и иностранных капиталистов, в отличие от Англии, Франции или США, где эти круги оказывали главное влияние на политику.
В 1896 г. на встрече с петербургскими промышленниками С. Ю. Витте заявил: «Можете себе представить правительство более благосклонное к промышленности, чем настоящее… Но вы ошибаетесь, господа, если воображаете, что это делается для вас, для того, чтобы облегчить вам наибольшую прибыль; правительство главным образом имеет в виду рабочих; этого вы, господа, кажется, не поняли».

В советское время работы по истории рабочего класса содержали обязательное положение о том, что нищета рабочих все увеличивалась. Характерно, что сами русские революционеры, когда им не надо было агитировать массы, писали в своих воспоминаниях о другом уровне жизни рабочего класса. Основатель русского марксизма Г. В. Плеханов вспоминал о рабочих Петербурга второй половины XIX века – «вся среда отличалась значительной умственной развитостью и высоким уровнем своих житейских потребностей. Я с удивлением увидел, что эти рабочие живут нисколько ни хуже, а многие из них даже гораздо лучше, чем студенты. В среднем каждый из них зарабатывал от 1 руб. 25 коп. до 2 руб. в день». По словам Плеханова часть рабочих снимали уже в это время «прекрасно меблированные комнаты, покупали книги и любили иногда побаловать себя бутылкой хорошего вина». Кроме того «все рабочие этого слоя одевались несравненно лучше… нашего брата студента». Каждый из них имел хороший костюм и в нем выглядел «барином» гораздо больше любого студента, причем, студенты – в то время обычно выходцы из дворянских и буржуазных семей, часто упрекали рабочих за «буржуазную склонность к франтовству».

Но, может быть, такой уровень жизни имелся только в столице? Заработная плата рабочих в России была меньше, чем в Англии и Франции, но купить на нее можно было больше, по причине дешевизны продуктов. Американский историк Блюм выяснил, что в 1856 г., например, питание кузнеца и плотника на Урале было здоровее и обильнее, чем у их современников английских и французских рабочих этих специальностей, несмотря на более высокие заработки последних.

При этом в России уже в XIX в. далеко не все заводчики искали только наживы, имели место интересные эксперименты с привлечением рабочих к участию в прибылях. Инженер Н. Н. Изнар в своих воспоминаниях рассказывает о Мальцевском заводском округе, расположенном в Смоленской, Курской и Орловской губерниях. В этом округе имелось 22 больших завода по изготовлению паровозов и вагонов, на которых работали несколько десятков тысяч рабочих. В 1875 г. капиталист С. И. Мальцев создал товарищество с капиталом в 6 млн. рублей, в котором рабочим и служащим было предоставлено участие в прибылях. На трудных работах был установлен восьмичасовой рабочий день. Рабочим были построены каменные дома по 3 – 4 комнаты, с большим участком под сад и огород. Были также построены школы, ремесленные училища, больницы. Заработная плата рабочих составляла уже тогда 170 рублей в год. Мальцевские заводы были не единичным примером. Русские экономисты начала XX в. отмечали в качестве одной из главных причин медленного развития заводов Урала особые отношения, сложившиеся между старыми заводчиками и рабочими. В отличие от новых капиталистов, старые владельцы заводов, нажившие большие капиталы «совершенно не были заинтересованы в дальнейшем развитии своих заводов и вели дело крайне рутинно, даже без некоторого оттенка чистой благотворительности местному рабочему населению, которое без заводских работ рисковало голодать. Население в свою очередь привыкло смотреть на то, что заводы должны его кормить и что иначе и быть не может».

К XX в. достаточно высокий жизненный уровень был характерен и для рабочих провинций. Н. С. Хрущев вспоминал, что до 1917 г., работая слесарем на донецкой шахте, он материально жил лучше, чем в 1930-е гг., когда был высокопоставленным партийным чиновником в Москве «… работая простым слесарем, зарабатывал 45 руб. при ценах на черный хлеб в 2 коп., на белый – 4 копейки, фунт сала – 22 коп., яйцо стоило копейку, ботинки, самые лучшие «Скороходовские» – 7 руб. Чего уж тут сравнивать. Когда я вел партработу в Москве, то и половины этого не имел, хотя занимал довольно высокое место». Затем Хрущев честно признается, что в 1930-е гг. «другие люди были обеспечены еще хуже, чем я». Понятно, что простые рабочие и служащие получали намного меньше секретаря Московского горкома партии.

Но, может быть, Н. С. Хрущев принадлежал к высококвалифицирован-ной рабочей аристократии и его уровень жизни резко отличался от большинства рабочих? К 1917 г. Хрущеву было только 22 года и получить такую квалификацию он просто не успел. В 1909 г. современник, требуя прибавить зарплату молодым ученым, сообщает – «только плохой слесарь получает 50 р. в месяц – жалованье кандидата в профессора, – а хороший слесарь получает 80 – 90 руб. в месяц». Следовательно, молодой Н. С. Хрущев получал не как представитель рабочей аристократии, а как «плохой слесарь». Его уровень жизни был типичным.

Большевики подняли рабочих на революцию, обещая им золотые горы. Но в реальности политика «военного коммунизма» большевиков привела Россию к экономическому краху. К 1921 г. русская промышленность сократила свою производительность в 7 раз, а уровень жизни рабочих по признанию экономиста большевика Крицмана снизился до 1/3 от 1914 г. В период НЭПА уровень жизни рабочих начал постепенно подниматься до уровня 1914 г., но политика индустриализации вновь отбросила его назад. Только в 1950 – 1970 гг. уровень жизни рабочих постепенно приблизился к уровню жизни в царской России, однако в эпоху «перестройки» и «либеральных реформ» произошло его новое падение.

Современный историк доктор исторических наук Б. Н. Миронов подсчитал, что даже в 1985 г. в Советском Союзе уровень жизни рабочих вырос незначительно по отношению к 1913 г., а по многим продуктам и к этому времени не был достигнут уровень царской России. Так в 1913 г. плотник мог купить на месячную зарплату 135 кг. говядины, а в 1985 г. – только 75 кг. Но, добавим, в 1985 г., в отличие от 1913 г., столько мяса рабочий мог купить только теоретически – почти на всей территории государства этот продукт продавался по талонам – 1 кг. человеку на месяц. В результате в наше вре-мя большинство граждан России (кроме нескольких регионов ХМАО, Москвы), живущих на зарплату, «могут купить на нее продуктов меньше, чем квалифицированный рабочий в 1913 и даже в 1853 году – во времена крепостного права»

==========================
==========================

Есть несколько несостыковок... Но по сути очень интересно.
От себя, вот многие знают о городских жёнах? А у меня есть знакомый, который рассказал кем был его предок (он живёт в питере). В дореволюционные года крестьянин уезжающий на зиму на заработки в город (в качестве рабочего) часто имел там вторую семью. Т.е. одна в деревне, вторая в городе. Две жены (про законность это не ко мне), там и там дети. Но самое главное - он обеспечивал обе семьи. Вот так... Ну это пища к размышлениям о бедности рабочих и рабстве крестьян.


1220.11.2016b200417

Ну и на закуску:


Миф о вековечной бедности русского народа


Миф о вековечной бедности русского народа
Весьма распространено мнение, что простой народ в России всегда жил тяжело,
постоянно голодал, и терпел всяческие притеснения от бояр и помещиков. Однако, так
ли было на самом деле? Конечно, в силу объективных причин, у нас сейчас почти нет
статистических данных по дореволюционной России, как-то ВВП на душу населения,
стоимость потребительской корзины, прожиточный минимум и т.д.
В качестве материала для данной статьи мы будем использовать цитаты из
воспоминаний иностранцев об их посещении России в разное время. Они тем более для
нас ценны, так как иностранцам нет нужды заниматься приукрашением
действительности чужой для них страны.
Интересные записки оставил Юрий Крижанич, хорватский богослов и философ, в 1659
году прибывший в Россию. В 1661 он был отправлен в ссылку в Тобольск - его воззрения
на единую, независимую от земных споров церковь Христову были неприемлемы как для
защитников православия, так и для католиков. В ссылке он провел 16 лет, где написал
трактат «Разговоры о владетельстве», также известный как "Политика", в котором
тщательно проанализировал экономическое и политическое положение России.
Люди даже низшего сословия подбивают соболями целые шапки и целые шубы..., а что
можно выдумать нелепее того, что даже черные люди и крестьяне носят рубахи, шитые
золотом и жемчугом?... Шапки, однорядки и воротники украшают нашивками и твезами,
шариками, завязками, шнурами из жемчуга, золота и шелка...
Следовало бы запретить простым людям употреблять шелк, золотую пряжу и дорогие
алые ткани, чтобы боярское сословие отличалось от простых людей. Ибо никуда не
гоже, чтобы ничтожный писец ходил в одинаковом платье со знатным боярином... Такого
безобразия нет нигде в Европе. Наигоршие черные люди носят шелковые платья. Их
Миф о вековечной бедности русского народа
жен не отличить от первейших боярынь.
Необходимо отметить, что только в 20 веке мир пришёл к тому, что фасон одежды
перестал определять достаток человека. Пиджаки носят и министры, и профессора, а
джинсы может надеть как миллиардер, так и простой рабочий.
А вот что пишет Крижанич про еду: «Русская земля по сравнению с Польской, Литовской
и Шведской землями и Белой Русью гораздо плодороднее и урожайнее. Растут на Руси
большие и хорошие огородные овощи, капуста, редька, свекла, лук, репа и иное.
Индейские и домашние куры и яйца в Москве крупнее и вкуснее, нежели в упомянутых
выше странах. Хлеб, действительно, на Руси сельские и прочие простые люди едят
намного лучший и больше, нежели в Литве, в Польской да Шведской землях. Рыба также
добывается в изобилии.» А вот каким было, по данным В.Ключевского, в 1630 году,
типичное малоземельное (засевавшее поле размером в одну десятину, то есть 1.09 га )
крестьянское хозяйство Муромского уезда: «3-4 улья пчел, 2-3 лошади с жеребятами,
1-3 коровы с подтелками, 3-6 овец, 3-4 свиньи и в клетях 6-10 четвертей (1,26-2,1 куб.м)
всякого хлеба».
Многие иностранные путешественники отмечают дешевизну продуктов в России. Вот что
пишет Адам Олеарий, который, будучи секретарём посольства, посланного
шлезвиг-голштинским герцогом Фридрихом III к персидскому шаху, побывал в России в
1634 и 1636-1639 гг. «Вообще по всей России, вследствие плодородной почвы, провиант
очень дешев, 2 копейки за курицу, 9 яиц получали мы за копейку.» А вот другая цитата
из него же: «Так как пернатой дичи у них имеется громадное количество, то ее не
считают такой редкостью и не ценят так, как у нас: глухарей, тетеревов и рябчиков
разных пород, диких гусей и уток можно получать у крестьян за небольшую сумму
денег».
Персиянин Орудж-бек Баят (Урух-бек), который в конце 16 века был в составе
персидского посольства в Испанию, где обратился в христианство и стал именоваться
Дон Хуан Персидский, даёт аналогичные свидетельства относительно дешевизны еды в
России: «Мы пробыли в городе[Казани] восемь дней, причем нас так обильно угощали,
что кушанья приходилось выбрасывать за окно. В этой стране нет бедняков, потому что
съестные припасы столь дешевы, что люди выходят на дорогу отыскивать, кому бы их
отдать».

А вот что пишет венецианский торговец и дипломат Барбаро Иосафат, в 1479 году
побывавший в Москве: «Изобилие хлеба и мяса здесь так велико, что говядину продают
не на вес, а по глазомеру. За один марк вы можете получить 4 фунта мяса, 70 куриц
стоят червонец, и гусь не более 3 марок. Зимою привозят в Москву такое множество
быков, свиней и других животных, совсем уже ободранных и замороженных, что за один
раз можно купить до двухсот штук». Секретарь австрийского посла в России Гвариента
Иоанн Корб, бывший в России в 1699 году, также отмечает дешевизну мяса: «Куропатки,
утки и другие дикие птицы, которые составляют предмет удовольствия для многих
народов и очень дороги у них, продаются здесь за небольшую цену, например, можно
купить куропатку за две или за три копейки, да и прочие породы птиц приобретаются не
за большую сумму». Соотечественник Корба, Адольф Лизек, состоявший секретарем при
австрийских послах, бывших в Москве в 1675-м году, и вовсе отмечает, что «птиц так
много, что жаворонков, скворцов и дроздов не едят».
В том же 17-веке в Германии проблему с мясом решали по-другому. Там за время
Тридцатилетней войны(1618–1648) было уничтожено около сорока процентов
населения. В результате дело дошло до того, что в Ганновере власти официально
разрешили торговлю мясом людей, умерших от голода, а в некоторых областях Германии
(христианской, между прочим, страны) было разрешено многоженство для восполнения
людских потерь.
Однако, всё вышеописанное относится к периоду до 18 века, т.е. Московского царства.
Посмотрим, что было в период Российской империи. Интересны записки
Шарля-Жильбера Ромма, активного участника Великой французской революции. С 1779
по 1786 год он жил в России, в Санкт-Петербурге, где работал учителем и воспитателем
графа Павла Александровича Строганова. Совершил три путешествия по России. Вот
что он писал в 1781 году в своём письме Г. Дюбрёлю: (к сожалению, он не уточняет, о
крестьянах какой именно области идёт речь).
«Крестьянин считается рабом, поскольку господин может его продать, обменять по
своему усмотрению, но в целом их рабство предпочтительнее той свободы, коей
пользуются наши земледельцы. Здесь каждый имеет земли больше, чем может
обработать. Русский крестьянин, далекий от городской жизни, трудолюбив, весьма
смекалист, гостеприимен, человечен и, как правило, живет в достатке. Когда он
завершит заготовку на зиму всего необходимого для себя и своей скотины, он предается
отдыху в избе (isba), если не приписан к какой-либо фабрике, каковых в этой области
много, благодаря богатым рудникам, или если не отправляется в путешествие по своим
делам или по делам господина. Если бы здесь были лучше известны ремесла, у крестьян
было бы меньше времени для досуга в тот период, когда они не заняты сельским трудом.
И господин, и раб получили бы себе от этого пользу, но ни те, ни другие не умеют

рассчитывать свою выгоду, поскольку еще не достаточно прочувствовали
необходимость ремесел. Здесь царит простота нравов и довольный вид никогда бы не
покидал людей, если бы мелкие чинуши или крупные собственники не проявляли
жадности и рвачества. Малочисленное население области во многом является причиной
изобилия всего, что необходимо для жизни. Продовольствие стоит так дешево, что,
получая два луидора, крестьянин живет весьма зажиточно».
Обратим внимание, что о том, русское «рабство» крестьян более предпочтительным, чем
«свобода» французских пишет не кто-нибудь, а будущий активный участник Великой
Французской революции, прошедшей под лозунгом «Свобода, равенство и братство». То
есть у нас нет причин подозревать его в необъективности и пропаганде крепостного
права.
Вот что он писал в одном из своих писем по поводу положения французских крестьян
ещё до своего отъезда в Россию:
Повсюду, мой дорогой друг, и у стен Версаля, и за сто лье от него с крестьянами
обращаются столь варварски, что это переворачивает всю душу чувствительному
человеку. Можно даже сказать с полным на то основанием, что здесь их тиранят
больше, чем в отдаленных провинциях. Считается, что присутствие сеньора должно
способствовать уменьшению их бедствий, что, увидев их несчастья, эти господа должны
постараться помочь с теми справиться. Таково мнение всех, у кого благородное сердце,
но не придворных. Они ищут развлечения в охоте с таким пылом, что готовы
пожертвовать для этого всем на свете. Все окрестности Парижа превращены в
охотничьи заповедники, из-за чего несчастным [крестьянам] запрещается выпалывать на
своих полях сорняки, которые душат их хлеб. Им разве что разрешено бодрствовать
ночи напролет, выгоняя из своих виноградников разоряющих их оленей, но не дозволено
ударить никого из этих оленей. Работник, согбенный в рабской покорности, часто
понапрасну тратит свое время и умение, служа напудренным и вызолоченным идолам,
которые безжалостно гонят его, если только он вздумает попросить плату за свой труд.
Речь идёт как раз про тех самых «свободных» французских крестьян, «свобода»
которых, по мнению Ромма, хуже «рабства» русских крепостных.
А. С. Пушкин, обладавший глубоким умом и хорошо знавший русскую деревню, отмечал:
«Фонвизин в конце XVIII в. путешествовавший по Франции, говорит, что, по чистой

совести, судьба русского крестьянина показалась ему счастливее судьбы французского
земледельца. Верю... Повинности вообще не тягостны. Подушная платится миром;
барщина определена законом; оброк не разорителен (кроме как в близости Москвы и
Петербурга, где разнообразие оборотов промышленности усиливает и раздражает
корыстолюбие владельцев)... Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не
иметь коровы есть знак бедности».
Положение русского крепостного крестьянства было лучше не только французского, но
и ирландского. Вот что писал в 1824 г. английский капитан Джон Кокрейн. «Безо всяких
колебаний... говорю я, что положение здешнего крестьянства куда лучше состояния
этого класса в Ирландии. В России изобилие продуктов, они хороши и дешевы, а в
Ирландии их недостаток, они скверны и дороги, и лучшая их часть вывозится из второй
страны, между тем как местные препятствия в первой приводят к тому, что они не стоят
такого расхода. Здесь в каждой деревне можно найти хорошие, удобные бревенчатые
дома, огромные стада разбросаны по необъятным пастбищам, и целый лес дров можно
приобрести за гроши. Русский крестьянин может разбогатеть обыкновенным усердием и
бережливостью, особенно в деревнях, расположенных между столицами». Напомним,
что в 1741 г. голод унес в могилу одну пятую часть населения Ирландии — около 500
тыс. человек. Во время голода 1845-1849 гг. в Ирландии погибло от 500 тыс. до 1,5 млн.
человек. Значительно увеличилась эмиграция (с 1846 по 1851 выехали 1,5 млн. чел.). В
итоге, в 1841—1851 гг. население Ирландии сократилось на 30%. В дальнейшем
Ирландия также быстро теряла население: если в 1841 г. численность населения
составляла 8 млн 178 тыс. человек, то в 1901 г. — всего 4 млн 459 тыс.
Отдельно хотелось бы осветить жилищный вопрос:
«Те, чьи дома погибли от пожара, легко могут обзавестись новыми домами: за Белой
стеной на особом рынке стоит много домов, частью сложенных, частью разобранных. Их
можно купить и задешево доставить на место и сложить», - Адам Олеарий.
«Подле Скородума простирается обширнейшая площадь, на которой продается
невероятное количество всякого леса: балок, досок, даже мостов и башен, срубленных
уже и отделанных домов, которые без всякого затруднения после покупки и разборки их
перевозятся куда угодно», - Яков Рейтенфельс, курляндский дворянин, пребывал в
Москве с 1670 по 1673 год.

«Рынок этот находится на большой площади и представляет собой целую массу готовых
деревянных домов самого разнообразного вида. Покупатель, являясь на рынок,
объявляет, сколько хочет иметь комнат, присматривается к лесу и платит деньги. Со
стороны покажется невероятным, каким образом можно купить дом, перевезти и
поставить его в одну неделю, но не следует забывать, что здесь дома продаются
совершенно готовыми срубами, так что ничего не стоит перевезти их и собрать вновь», -
писал Уильям Кокс, английский путешественник и историк, дважды посетил Россию (в
1778-м и 1785 гг.). Другой английский путешественник, Роберт Бремнер, в своей книге
«Экскурсии по России», изданной в 1839 г., писал, что «Есть области Шотландии, где
народ ютится в домах, которые русский крестьянин сочтёт негодными для своей
скотины».
А вот что писал русский путешественник и учёный Владимир Арсеньев про жилище
крестьянина в своей книге «По Уссурийскому краю», в основу которой легли события его
экспедиции по уссурийской тайге в 1906 году:
Внутри избы были две комнаты. В одной из них находились большая русская печь и
около нее разные полки с посудой, закрытые занавесками, и начищенный медный
рукомойник. Вдоль стен стояли две длинные скамьи; в углу деревянный стол, покрытый
белой скатертью, а над столом божница со старинными образами, изображающими
святых с большими головами, темными лицами и тонкими длинными руками.
..
Другая комната была просторнее. Тут у стены стояла большая кровать, завешенная
ситцевым пологом. Под окнами опять тянулись скамьи. В углу, так же как и в первой
комнате, стоял стол, покрытый самодельной скатертью. В простенке между окнами
висели часы, а рядом с ними полка с большими старинными книгами в кожаных
переплетах. В другом углу стояла ручная машина Зингера, около дверей на гвозде
висела малокалиберная винтовка Маузера и бинокль Цейса. Во всем доме полы были
чисто вымыты, потолки хорошо выструганы, стены как следует проконопачены.
Из всего вышеперечисленного видно, что, по свидетельству самих иностранцев, которые
могли сравнивать быт простого народа как в России, так и в своих странах, и которым
нет надобности приукрашивать российскую действительность, во время допетровской
Руси, и во время Российской империи простой народ жил в целом не беднее, а зачастую
и богаче, чем другие народы Европы.
Литература:
1. «Россия - это сама жизнь. Заметки иностранцев о России с XIV по XX век»
Издательство Сретенского монастыря, 2004 г.
2. А. Горянин. Мифы о России и дух нации, М., Pentagraphic, 2002
3. В. Мединский. О русском пьянстве, лени и жестокости. М. Олма, 2008
4. А.В. Чудинов О путешествии Жильбера Ромма в «Сибирь» (1781 г.): гипотезы и факты
5. Ричард Пайпс. Россия при старом режиме.
6. В.К.Арсеньев. По Уссурийскому краю. Дерсу Узала. М., Правда, 1983.
Благодарностей: 0


1320.11.2016realist

Хочу на своей странице такие же большие "коменты"! Для этого нарисую ляшко, обзывающего юлю тимошенко драной козой :).


1420.11.2016b200417

Ну таки тему интересную подними под " Ночью с лодкой", я те забабахаю, пару дней читать будешь...


1520.11.2016kolodin1947

пустое это дело, искать жемчужину в навозной куче интернета
... если уж так не терпится поделиться "знаниями" делайте ссылки, а не перекачивайте чужое словоблудие, не засоряйте сайт...
от хорошей жизни народ на баррикады не шёл и не пойдёт ни во Франции, ни в России, ни даже в Африке....
читайте классику, господин хороший


1620.11.2016kolodin1947

ЧТО КАСАЕТСЯ РАБОТЫ
ТАТЬЯНА, всё в этой жизни относительно
... нет правды на земле
но правды нет и выше ...
У ХУДОЖНИКА ЕСТЬ ОДНА ОСНОВОПОЛАГАЮЩАЯ ПРАВДА ... ПРАВО ОТРАЖАТЬ МИР .... ПО СВОЕМУ


1720.11.2016 • монархист (Гость)

Царь Батюшка!
Отец Родной!
Ваше Императорское Высочество!
На что ты нас покинул, сирых и убогих!


1820.11.2016kostromin777

Александр Иванович, вы ОЧЕНЬ правы! И чем больше будет этих" по-своему", тем лучше для всех нас...
Хуже всего---когда все будут и думать и делать одинаково...по указанию


1920.11.2016t-vish

Да, все верно.
А мой выбор персонажей был обусловлен далеко не политическими причинами... Я изобразила и не более.


2020.11.2016b200417

от хорошей жизни народ на баррикады не шёл и не пойдёт ни во Франции, ни в России, ни даже в Африке....
Отчего же?
Майдан Вам на блюдечке, лучше стало жить? А может при дедушке Ленине лучше?
Народ всегда прёт стадом туда, куда его пошлют, а что из этого выйдет - им неведомо, так и в 90х на белый дом пёрли, чего хотели? Чего хотели - не знаю, но получили тот "рай", который другим и был нужен.
Классика? Господь с Вами, мы читаем сегодня то, что издают и называют классикой, промеж слов нечерта не видать,как тогда, так и сейчас.
Устраивает- читайте, у каждого свои поиски, а ссылки? Так они есть под каждой статьёй, мало этого?
Ну поднатужтесь, прочитайте....классики


2120.11.2016artlesmi

Как я рад, что возвращается память об этих людях! Спасибо Вам, Татьяна!



Комментирование недоступно Почему?